Особенность этого сайта: выкладываемый материал
поначалу бывает сыроват. Спустя некоторое время опубликованное
перечитывается автором и при необходимости редактируется.

пятница, 12 декабря 2014 г.

Прикосновение вечности (рассказ-воспоминание)

На дворе было солнечное ласковое лето. Я стоял у оконной шторы, осторожно касался ее ладонью, смотрел в приоткрытую балконную дверь на небо и пышную зелень деревьев... Из радиоприемника звучало:

"Кружит земля как в детстве карусель
А над землей кружат ветра потерь..."

в руках у меня был мобильный, я чувствовал себя растерянно и немного удивленно... Все мысли в голове куда-то делись, осталась только одна, приносящая чувство странного давно не ощущавшегося облегчения... Эта мысль была тихой и негромкой, и состояла всего из одного единственного слова: "приехала"...

Приехал совершенно незнакомый человек. Знакомый по трем-четырем часам общения, случившегося на каком-то празднике месяц назад. Я не воспринял ее тогда всерьез... Прошло два года как я развелся, два года нехорошего одиночества и всего, что к нему причиталось... И вот сейчас я получил смс-ку от общей знакомой, что она приехала и хочет со мной встретиться... Что ж...

...Мы встретились, и гуляли вместе по старым районам Москвы, сидели на лавочках под липами, ели мороженное... Она говорила, я, в основном, (и как всегда) слушал. Планировали вместе поехать автостопом (на это я соглашался с долей неохоты, потому что привык ездить один)...

Через пару дней человек уехал, став в душе гораздо и ощутимей ближе... Мы ни в чем друг другу не признавались. Ей нужен был друг. Мне что-то большее... но я об этом не говорил. И, кроме всего прочего, как-то не очень верил, что кто-то появился рядом.

Спустя несколько недель. Ее дом. Светлые теплые доски пола, старая уютная мебель. Солнечные лучи в маленькой комнатке, гитара, фенечки. Фотографии Джима Моррисона. Магнитофон, музыка в стиле рэгги. "Калинов мост"... Все это мне давно знакомо... Большинство из всего этого я принимаю постольку-поскольку, как это делал персонаж другого исполнителя:

"И она его прощает,
Вот и я ему пою..."

Спустя пару дней мы отправились в путь автостопом вместе.

Точнее, не совсем. Мы то ехали на электричке, то ловили попутки.

Что же случилось... Я, как всегда, невообразимо далеко "убежал впереди поезда".

С одной стороны, в ней что-то тянулось ко мне. С другой, она имела внутри себя барьеры, образовавшиеся как в процессе созревания взгляда на мир, так и понастроенные всякими философскими и прочими подобными учениями, которыми она была увлечена. Что касается меня... мне невообразимо хотелось взять ее за руку, просто мутило в голове, до одури пусто было от того, что мы едем вместе, но - по сути, просто раздельно. Я шел, шел рядом, все больше и больше молча, и временами словно падал внутрь засасывающей, опустошающей - до странной сухости внутри - пропасти, меня мутило, но я молчал. Она шла рядом, "в своем мире", говорила мне тридцатилетнему что-то из своих двадцати двух лет (хотя, по внутреннему опыту, я чувствовал, мы почти наравне)... Потом была ночь на вокзальчике, которую мы провели на лавочках, ожидая первую утреннюю электричку. Под утро она все же положила мне голову на колени, и пропасть беззвучно закрылась, стало тихо и спокойно. Сколько она так спала, час или больше, не знаю. Встало солнце, она открыла глаза, улыбнулась. Мы пошли на электричку...

До Москвы оставалось около двух часов езды на электричке, когда мы расстались.

Мы расстались раньше. В той самой электричке, на которую сели утром.

Все вновь стало как было. И тогда нами было принято решение ехать дальше по отдельности.

И вот тогда. Когда это случилось, и я пересел на другую лавочку, поставил рядом с собой рюкзак и быстро отвернулся к окну... тут...

Тут из окна на меня взглянула вечность...

Ничего особенного. За окном бежали обычные похожие друг на друга зеленые поля под моросящим дождем. Широкие, со слабыми склонами. С разными лесопосадками по краям.

Насчет существующих стереотипов по данному поводу - хочется сказать, что глупости все это... Тоска?.. ну, есть немножко. Но фишка не в ней.

Неудержимо рвущиеся наружу слезы.

Нескончаемая гитара Марка Нопфлера в голове, конкретно - завершающее соло из "Brothers In Arms"...

Так я и ехал до самой Москвы.

С этими слезами - я не мог их остановить, и потому сидел лицом все время к окну. С этим неудержимым, летящим, несмолкаемым - и не было желания его остановить - хрипло звенящим гитарным соло в голове. И широкой, весомой, бесконечной, тихой... неназванностью... разлитой везде и повсюду.

Приходящая боль растворилась в этой тихой просторной... всепонимающей... "счастливо печальной" всеобъемности... И много много чего еще было в этом, чему невозможно подобрать слова...

Когда электричка доехала до Твери, она пошла по вагону в одну сторону, я в другую. Мне навстречу шли наголо обритые парни... с лицами которых, по мере нашего сближения, произошло что-то странное... Сперва они, кажется, растерялись... Потом... тихо расступились.

Слезы не прекратились и в Москве. Они не прекращались почти до самой ночи. Нет, они не катились градом. Они выступали, просачивались понемногу, мелкой росой, изредка размывая очертания, чаще - расцвечивая все окружающее неожиданными маленькими радугами. Меня не трясло, не терзали какие-то невозможные переживания. Она уехала, да. Больше мы с тех пор ни разу не виделись.

Главным переживанием, "основной темой настроения" было ощущение близости чего-то безразмерного... про что хотелось сказать - это было всегда, это есть всегда. Оно могло раздавить. А могло... охранять, лелеять словно тихим бережным могущественным дыханием...

***

Что хочу сказать под конец.

Как говорил один из персонажей братьев Стругацких: "есть такая болезнь: склероз"... Очень обидная, однако, болезнь. Как легко можно забыть самые те моменты жизни, те переживания, когда понимаешь, что именно из-за них, таких моментов, ты здесь... Что отвлечет твое внимание, то и будет тобой править... Тысячи тысяч ежедневных важных дел... таких ли уж важных, если все они способны усыпить твою бдительность до такой степени, что однажды, когда наступает момент, когда тебе в глаза слепит слово "проигрыш", и в тебя летят разные фразы, исполненные самой невероятной глупости от осознания собственной "правоты" в устах "победителя", ты растерянно хлопаешь глазами и словно пытаешься вспомнить нечто важное, что способно тебя спасти... Твои собственные правдивые доводы, где они? Ага, начинай говорить, спасать положение, бросайся в ответную схватку - новое отвлечение теперь становится спасательным кругом, правильно воспользоваться которым тоже надо суметь... А жизнь проходит. И чем раньше ты обнаружишь, что самый верный спасательный круг - это память о тех моментах, когда у тебя словно широко и внезапно раскрылись глаза, раскрылись навстречу чему-то главному, что заставило почувствовать тебя живым, реальным, настоящим самим собой - до боли, до мурашек на потной спине... - тем больше шансов, что очередная порция времени твоей жизни не будет съедена эдаким привычным изысканно-возвышенным мазохизмом...

~~~~~~~~~~~~~
© Иван Озаров
e-mail: info@ivan-ozarov.ru


Контент сайта охраняется законом об авторском праве.
Запрещается без согласия автора использование материалов сайта в коммерческих целях,
а также копирование большого количества материала без получения такого же согласия.